Mio-tech-service.ru

Автомобильный журнал
10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое ресурс танкового двигателя

Заметки о танках для начинающих

Увлекательно смотрятся соревнования по танковому биатлону, с интересом –видеоматериалы из горячих точек, которые, к сожалению, имеются на нашей планете.

Но, по вполне понятным причинам, многие имеют лишь самое поверхностное представление о том, как устроен и как должен использоваться современный танк и БМП (БТР).

Не хотелось бы повторять банальные истины, общее устройство танков и других образцов БТТ неоднократно публиковалось.

Но вот соображения, изложенные просто, без обилия технических терминов, по некоторым вопросам устройства и применения БТТ, которые зачастую вызывают бурные споры в среде околотанковой общественности, возможно, представят интерес для интересующихся.

Танковые двигатели

Итак, танковые двигатели.

Что это за зверь такой, чем они отличаются от двигателя фуры или тяжелого трактора-бульдозера?

Почему дизель В-2, вернее – его «потомки», применяются с 40-х годов прошлого века до нынешних времен, причем довольно успешно?

В общем-то, чисто танковые моторы, как, например, и упомянутый двигатель, стали применять в ходе Второй мировой. Нынче в подавляющем большинстве случаев на танки ставят специальные моторы.

Чем же они отличаются от своих гражданских собратьев?

Ну, с общей точки зрения дизель, скажем, МАЗа или МАНа не отличается от дизеля БМП особо ничем. Те же КШМ, ГРМ, блок-картер, системы охлаждения, смазки и т.д.

Но вот по требованиям, предъявляемым к моторам, отличия есть и весьма существенные. Соответственно, это требует и изменения конструкции и технологии изготовления танковых двигателей.

Что же, вкратце, нужно от двигателя грузовика?

Ресурс, надежность, достаточная мощность и крутящий момент, экономичность, соответствие экологическим требованиям. Двигатель трактора должен ещё и обладать паровозным крутящим моментом на сравнительно небольших оборотах.

Требования к массе и габаритам, соответственно, и к удельной (на килограмм веса) и габаритной мощностям – умеренны, а тракторные дизели: чем тяжелее, тем лучше, гусеницы мощнее врезаются в землю.

Танковый же мотор должен развивать высокую мощность, иметь не только «паровозный» крутящий момент, но и его запас – процентов 25 (запас крутящего момента – это, грубо говоря, сколько можно его добавить при переходе от номинала подачи топлива к «педали до полика»). При всем при этом он должен иметь небольшие габариты и сравнительно малый вес.

Нормальная работа танкового мотора при движении по разбитой и грязной грунтовке или вне дорог – это работа на почти полной мощности.

Да и живет танк на войне несравнимо меньше, чем трактор или грузовик в народном хозяйстве.

Естественно, в таких условиях нет требований к ресурсу: обеспечить пробег даже 30–40 тысяч километров (на практике работа двигателя измеряется в моторных часах: 1 мото-час равен 10 километрам пробега). Дай бог 7–10 тысяч километров до замены пробежать.

Картеры танковых дизелей часто отливают из алюминиевого сплава. Такая конструкция хоть и менее жесткая, и меньше тот же ресурс, зато легкая, лишняя тонна веса уходит на броню и вооружение.

Компоновка у них весьма плотная, рабочий объем – просто гигантский (по сравнению с автомобилем), у В-2, например. Вот тебе и паровозный момент.

К экологии жестких требований нет. Посему и современный Т-90М может здорово дымнуть, богатая смесь лучше горит, обеспечивает более высокую мощность. А экономичность в бою не сказать, что вообще неважна – от неё зависит запас хода, но не критична, как, например, для дальнобойщика, где лишние литры солярки сразу превращаются в денежные траты.

Аккумуляторную топливную систему (common rail) на танковых моторах применяют, в частности, фирма MTU. Но тут есть вопросы. В условиях отсутствия экологических требований ТНВД в тяжелых обстоятельствах войны, может, и надежнее.

Всё вышесказанное относится и к легендарным ветеранам дизелям семейства В-2.
Весьма разумные люди конструировали эти моторы именно для танков, хотя их версии, собранные, как правило, из деталей с несколько большими допусками (второго сорта), работали и в народном хозяйстве.

Сравнительно невысокая цена, небольшой вес и габариты, приемлемая мощность, умеренный уровень литровой и форсирования, соответственно, возможность увеличить мощность с 450 л. с. в 1940 году до 1130 л. с. в 2000-х – и обеспечили долгий век этому мотору.

Вокруг огромных гильз цилиндров легкий силуминовый блок со стальными шпильками, воспринимающими нагрузку, весьма аккуратный ГРМ и системы. Никаких цепей и ремней, только валы и шестерни. Конечно, два распредвала в ГБЦ, приводной или турбонагнетатель, сухой картер.

Конечно, качество коленвала, деталей цилиндро-поршневой группы на В-92С2Ф отличается от того, что было на Т-34, когда дизель не вырабатывал порой и 50 м/ч.
Но и чудес на свете не бывает: форсированный дизель Т-90 имеет гарантию 350 м/ч. Тяжело тащить по полю и песку 46-тонную машину. Видимо, этот мотор достиг предела. Но все имеет конец, и у В-2 он славный.

Защищенность

Правы ли те, кто призывает всю пехоту с «консервных банок» пересадить на 60-тонные БМП? Вызывает ли применение высокоточного оружия, ПТУР и прочего неминуемый закат эры ОБТ и другой БТТ?

Разговор в курилке: «Танков в армии много, да что толку? Столько сейчас против них придумано».

Действительно, может быть, боевые машины были защищенней в годы Второй мировой войны, когда ПТУР не было, а РПГ только стал появляться в виде фаустпатронов и базук, чем сейчас?

Мнения есть разные, ведь нынче не только ПТУРы, но и композитная броня, динамическая защита, системы дымопуска и распыления аэрозолей, непроницаемые для оптики, лазера, а некоторые – и для локатора. Внедряются, хотя и не массово, комплексы активной защиты.

Так что всё осталось по-прежнему. Танки никогда не были абсолютно защищены, были случаи когда подбивали Т-34 сотнями за один бой, иной раз – в течение часа. Достаточно уверенно поражались и «Тигры» с «Пантерами» и Исы. Артсистемы типа 88-мм KVK-36 (40), 122-мм Д-25Т, БС-3 и т.п. не очень-то боялись толстой брони, а фаустпатрон в тесноте городских улиц поражал, как правило, наименее защищенные проекции бронированных машин.

Почему же танковые соединения, несмотря на потери, выполняли свои задачи и считались грозными инструментами в руках командования?

Да потому, что правильная тактика, сочетание маневра с огнем, взаимодействие танковых подразделений с артиллерией, авиацией, тщательная разведка, инженерное, тыловое и техническое обеспечение делали весьма трудным делом поражение танков на поле боя. Уровень потерь был приемлем, за исключением некоторых хорошо известных случаев, когда сотни танков просто бездарно губились на поле боя.

Совершенно неправильно рассматривать дело таким образом, что вот, дескать, движутся танки и БМП в колонне или в атаку, а по ним упражняются в интенсивном огне разного рода противотанковые средства. Все эти ПТС сами есть цели и для танков, и для артиллерии, и для авиации. И только когда все это работает, обеспечивая атаку, будет успех у танкистов и мотострелков. Так было всегда. Иначе нечего и начинать, даже на очень хорошо защищенных «Тиграх», «Исах» и «Абрамсах» с «Арматами».

Итак, снаряд всегда имеет некоторое преимущество перед броней. Так нужны ли тяжелые БМП и ОБТ по 50–60 тонн? Или лучше иметь более легкие и подвижные машины?

Тут все зависит от задач: видимо, нужно и то, и то. Для первого удара по укрепленной позиции, так сказать, непосредственного сопровождения пехоты хорошо защищенные ОБТ и БМП нужны. Возможно, даже будет опять деление на тяжелые и более легкие, но подвижные машины. Их легче снабдить, перевезти, они более подвижны, на них лучше развивать успех.

«Некоторые штатские» имеют мнение, что в тяжелой, сильно защищенной машине можно укрыться от супостата и спокойно постреливать по нему, как в ходе компьютерной игры.
Это иллюзия. Броня, ДЗ и КАЗ – последний рубеж обороны от огня противника. Если не маневрировать, не давить его огневые средства своим огнем, то тяжелый танк с лобовой броней, эквивалентной 1 м стали, можно вывести из строя огнем автоматической 30-мм пушки.
Если всадить хоть и в лобовую броню полсотни таких снарядов, то наверняка можно повредить ствол пушки, эжектор, приборы прицеливания и наблюдения и т.п. А если въехать на суперзащищенной машине в городские развалины или узость, где пехота врага цела и боеспособна, то найдут уязвимое место и сожгут однозначно. Не знаю, постановочный кадр или нет, но было видео, когда в Сирии в ствол пушки 72-ки забросили гранату.

Но если танк движется и маневрирует, если он ещё и хорошо стреляет, а тем паче ему помогают гаубицы, РСЗО и штурмовики, так кучно уже не попадешь, а данная «малокалиберная артиллерия» улетит к небесам, не успев дать и несколько очередей, и гранатометчики будут или убиты, или ранены и полностью деморализованы. Все это касается и ПТУР, и иных ПТС.

Итак, вывод прост: танки разные нужны, танки разные важны. На броню, ДЗ и КАЗ надейся, но более на свою артиллерию с авиацией и в грамотном тактически применении БТТ не плошай.

Вооружение

Пушка или ракета?

Боевые машины поддержки танков. Что там нужно поддерживать?

В качестве основного вооружения на современных танках применяют танковые пушки с высокой начальной скоростью снаряда (1600 м/с – 1900 м/с для БОПС, свыше 800 м/с для ОФ и БК). В СССР и России танковую пушку много лет назад снабдили и ПТУР – танковым управляемым снарядом (ТУС). В настоящее время вооружаются им и некоторые ОБТ за рубежом.

Так, может быть, заменить классическую танковую пушку на пусковую установку ПТУР с возможностью стрелять через неё ОФ-снарядами (минами)?

Тут все непросто.

Пушка калибром 125 и более – это лом, против которого если и есть приемы, то весьма ограниченные. ОФ-снаряды с ИС-2 выводили из строя «Тигры» и «Пантеры» и без пробития брони.

Благодаря настильности траектории, особенно БОПС, на дистанциях до 1500–2000 м, да ещё с использованием современной СУО с лазерным дальномером и ТБВ, вероятность попадания в цель типа танк, БМП – весьма высока и несильно уступает ТУС. А на многих ТВД на большей дальности ничего и увидеть невозможно из-за рельефа, деревьев, зданий и других местных предметов. Обычный боеприпас более надежен и несравнимо дешевле.

Но. ТУС может надежно поразить более малоразмерную цель на удалении 4, 5 и более тысяч метров. Боевую часть ТУС можно, в отличие от БОПС, применить фугасную, осколочную, термобарическую. Современные ТУС можно использовать и против низкоскоростных воздушных целей.

Зато танк, как правило, сохраняет возможность стрелять и достаточно эффективно из пушки и после отказа СУО работать в автоматическом режиме, когда «болванкой вдарило по башне». Такие режимы боевой работы предусмотрены. ТУС «вручную» на цель не направишь.

В общем, вывод банален. Желательно и то, и это. Вот только нужно ли оснащать комплексом управляемого вооружения каждый линейный танк?

В СССР были, например, Т-64Б с КУРВ и Т-64Б1 – то же самое, но комплекс управляемого вооружения не устанавливался.
Плавно переходим к модной теме.

БМПТ, то есть поддержка танков в бою непосредственно на поле боя. Ибо танки издалека и не очень должны поддерживать самолеты, вертолеты, БПЛА, гаубицы, минометы, РСЗО и пр.

ОБТ – самое лучшее средство для уничтожения прямой наводкой самых разных целей: различной БТТ, полевых укреплений, ПТС пехоты на позициях и т.д. 30-мм автоматические пушки 2А42 БМП способны помочь в этом, особенно по вертолетам, легкобронированным целям, по которым «жалко» тратить двадцатикилограммовый ОФ-снаряд из Д-81. Кроме того, они своим высоким темпом огня могут заставить расчеты ПТС противника «прижать голову», прятаться в окопах, что, несомненно, влияет на эффективность их противотанкового огня.

Зачем тогда широко упоминаемый «Терминатор» с неспрятанными в броневой корпус, уязвимыми от осколков и пуль ПТУРами и парой тех же самых 2А42?

Вернемся к истории.

САУ СУ-100, ИСУ-122, 152 были созданы для того, чтобы уверенно уничтожать прямой наводкой цели, для которых 76-мм пушка Т-34-76 была слабовата. С появлением на вооружении в конце и после войны танков со 100-мм и особенно 122-мм пушками такая поддержка оказалась не нужна.

Сейчас танки непосредственно на боле боя поддерживают, прежде всего, ЗСУ да артиллерия с армейской авиацией.

Наверное, сильно защищенный гибрид ЗСУ и машины ПТУР на базе ОБТ, которая могла бы находиться в боевых порядках танковых и мотострелковых подразделений и вести огонь ракетами и из скорострельных пушек типа зенитного автомата АО-18, как по наземным целям, так и по армейской авиации противника – может называться БМПТ.

Или другой вариант: машина на той же базе, вооруженная вместо зенитного автомата минометом калибра 120–160 мм с автоматизацией процессов подготовки к стрельбе, из которого можно уверенно поражать отдельные опасные цели за обратными скатами высот, в укрытиях, в том числе и управляемыми боеприпасами, и делать это быстрее, адреснее, чем приданный гаубичный артдивизион, хотя и ближе к своим боевым порядкам.

Читать еще:  Внезапно троит инжекторный двигатель

Ну, что ж. Теперь обсуждать. Буду рад, если помог неспецам узнать что-то новое о танках и танковых войсках.

Вторая жизнь советских «старичков»

Первые танки Т-72 поступили на вооружение Советской армии в 1973 году, немецкий «Леопард-2» и израильская «Меркава» эксплуатируются с 1979 года, американский «Абрамс» пошёл в серию годом позже, французский «Леклерк» начали выпускать в 1990 году. Удивительные долгожители в век перемен, не так ли? Конечно, этих динозавров пытаются потеснить «Армата», «Алтай» и прочие машины, но пока малые серии и сомнительные преимущества не позволяют воспринимать новичков всерьёз. Почему же до сих пор нет массового производства принципиально новых танков? Ответ прост: у танкостроителей и ремонтников есть и другой путь — поддерживать наплаву «старичков». Сегодня наш читатель расскажет о модернизации танка Т-72, который вот-вот преодолеет 50-летний рубеж, и рассмотрим две его модификации — Т-72Б3 от «Уралвагонзавода» и Т-72БМЭ, над которым работают белорусский 140-й ремонтный завод в Борисове и компания «Белтехэкспорт».

Почти «девяностый», но дешевле

Сразу оговоримся, что сравнивать возможности нижнетагильского гиганта, для которого Т-72 является родным детищем, с небольшим белорусским танкоремонтным предприятием не совсем корректно, но белорусы сумели представить очень интересный продукт. В целом же эти два примера ярче всего демонстрируют два имеющих право на жизнь направления совершенствования военной техники — дорогой и масштабный, и более простой, но зачастую не менее нужный.

Танк Т-72Б3 называют экономичной альтернативой Т-90. Он интересен тем, что нет нужды делать новый бронекорпус. Годных к переделке Т-72 разных поколений очень много, и отправлять их на переплавку жалко. Боевая эффективность танков повышается за счёт обновления всего остального — трансмиссии, двигателя, прицелов, системы управления огнём (СУО), оружия и навесной защиты, и на выходе получается тот же «девяностый». Первый вариант Т-72Б3 «вышел в свет» в 2011 году, последний из известных — пятью годами позже.

Любопытный факт: Т-72Б3 порой называют «биатлонным» танком, так как именно на нём соревнуются все команды, кроме китайской, на «танковом биатлоне» в подмосковном Алабино. Этот конкурс отлично продемонстрировал эффективность нового 1130-сильного двигателя, СУО и прочих его новшеств. Впервые Т-72Б3 был продемонстрирован на «танковом биатлоне» в 2013 году.

Танк Т-72БМЭ, который впервые демонстрировался на минской оружейной выставке MILEX-2017, тоже должен стать экономичной альтернативой Т-90 — так, по крайней мере, заявляют разработчики. Эта модернизация не такая глубокая, как Т-72Б3, но и обойдётся заказчику дешевле. Её «целевая аудитория» — региональные армии, которые не ставят перед собой глобальных целей. Недаром демонстрационный экземпляр окрашен в песочно-жёлтый камуфляж!

Броня

Начнём с внешнего вида. Т-72Б3 выглядит внушительнее старого Т-72. Очертания изменились благодаря увеличенным модулям динамической защиты — это хорошо видно на башне, где пластины установлены клином под большим углом. На машину можно устанавливать проверенную временем встроенную динамическую защиту второго поколения «Контакт-5», однако на обновлённых танках смонтирован модульный комплекс динамической защиты третьего поколения «Реликт» — эволюционное продолжение «Контакта». Дополнительная защита — решетчатые экраны на боковых проекциях моторного отсека. В целом, такой же подход применяется на Т-90СМ.

Разработчики утверждают, что новая конструкция модулей и их расположение повышают уровень защиты от кумулятивных снарядов (в том числе тандемных) в 2,1 раза, а от бронебойных подкалиберных снарядов — в 1,4 раза. У Т-72Б3 значительно выше показатель перекрытия лобовой проекции башни, и в бою это серьёзное преимущество. Модули легко меняются.

У Т-72БМЭ защита проще, но тоже с заявкой на результат. Здесь уместен термин «достаточная эффективность». Да, на танке стоит устаревшая динамическая защита «Контакт-1», но конструкторы изменили её компоновку, установили контейнеры под более рациональными углами, чем существенно повысили живучесть машины. Появились дополнительные противокумулятивные резинотканевые экраны и противокумулятивные решётки — недорогие в производстве, но работающие, и вкупе с остальной защитой закрывающие 100% боковой проекции танка, а также корму башни от кумулятивной струи противотанковых средств.

Двигатель

Одно из важнейших обновлений Т-72Б3 — V-образный 12-цилиндровый многотопливный дизельный двигатель В-92С2Ф мощностью 1130 л.с., который ставят и на Т-90МС. Он на 230 л.с. или 34% мощнее предыдущего дизеля В-84-1. Удельная мощность 24,5 л.с./тонну веса против 18,87 л.с./тонну у Т-72 позволяет разогнать танк до 60 км/час на шоссе и до 45 км/час по пересечённой местности. Новая трансмиссия имеет систему автоматического переключения передач с возможностью перехода на ручное переключение. Клиренс, кстати, также выше — 490 мм.

Разработчики Т-72БМЭ на такие коренные переделки не пошли, но двигатель тоже заменили, установив дизель В-84МС мощностью 840 л.с. Да, это меньше, чем у Т-72Б3, но скорости белорусы получили тоже хорошие: до 70 км/час по шоссе и до 40 км/час по пересечённой местности — по крайней мере, так заявляют производители. Справедливости ради, надо сказать, что такую же мощность в 840 л.с. имеет штатный двигатель В-84 у старичка Т-72Б. Напомним, что у ранних Т-72А двигатели имеют мощность всего 780 л.с.

Вооружение

Большой козырь Т-72Б3 — новая СУО. Теперь модернизированный танк может работать в любую погоду и время суток. Настоящая жемчужина здесь — один из лучших в мире многоканальный прицел наводчика «Сосна-У», разработанный белорусскими конструкторами для Т-90. Он имеет как дневной, так и ночной тепловизионный оптический канал, есть автомат сопровождения целей, моноимпульсный лазерный дальномер, комплекс метеодатчиков и цифровой баллистический вычислитель. Дальность обнаружения цели типа «танк» через оптический канал — не менее 5 километров, ночью через тепловизор — до 3,3 км.

На Т-72БМЭ стоит прицельный комплекс ЭССА-72У. Детальное его изучение показывает, что это полный аналог «Сосны-У». У него тот же разработчик ОАО «Пеленг» и такие же тактико-технические характеристики (ТТХ). Возможно, «Сосну» делали с условием, что никто кроме россиян её не имеет права ставить, да и собирают эти прицелы на российском АО «ВОМЗ», что в Вологде.

Как бы то ни было, установка прицела ЭССА-72У увеличивает дальность стрельбы штатным артиллерийским выстрелом в среднем на 25% (не менее 5 км днём и до 3,5 км ночью). В прицеле реализовано три канала: лазерный для пуска ракет, телевизионный для стрельбы днём и тепловизионный для стрельбы как днём, так и ночью, в дождь, снег и пыль. Прицел ЭССА-72У обеспечил возможность вести огонь управляемыми снарядами с места и на ходу днём и ночью.

Связь в Т-72Б3 обеспечивает УКВ-радиостанция Р-168-25УЕ-2 «Акведук». Это достаточно современный российский цифровой комплекс радиосвязи пятого поколения. Он состоит из двух приёмопередатчиков, работает с аналоговой и цифровой информацией, обеспечивает открытую, маскированную или засекреченную радиосвязь.

Белорусские конструкторы не побоялись технологической зависимости от коллективного Запада и поставили на свой танк австралийскую цифровую УКВ-радиостанцию «Барретт» PRC-2082+. Лучше ли она российского «Акведука» — вопрос дискуссионный и не во всём зависящий от ТТХ.

Вернёмся к Т-72Б3. На нём стоит новая гладкоствольная пушка 2А46М-5, опять-таки позаимствованная у Т-90СМ. Её калибр — те же 125 мм, но в сравнении с предыдущей модификацией 2А46М-1 значительно повысились баллистика и ресурс, на 15–20% улучшилась кучность стрельбы, в 1,7 раза уменьшилось суммарное рассеивание. Улучшены также автомат заряжания, система пожаротушения и защиты экипажа, ходовая часть.

На Т-72БМЭ оставили прежнюю пушку — её замена недёшева и нужна не всем заказчикам. Но, как и на Т-72Б3, установлены датчики, данные с которых передаются сразу в баллистический вычислитель. В итоге рассеивание всех типов снарядов уменьшено на 10% — не меняя пушку, удалось повысить точность стрельбы.

Есть в белорусском танке и такой гениальный по простоте и эффективности агрегат, как встроенный автономный источник питания — дизельный генератор мощностью 9,9 кВт. Казалось бы, зачем он нужен? Разработчики на это отвечают так: использование основного двигателя для обеспечения энергией систем наблюдения и жизнеобеспечения танка, когда тот стоит на месте в засаде или обороне, мягко говоря, не рационально. Расход горючего у танкового двигателя измеряется в сотнях литров, да и моторесурс ограничен — всего 500 часов. К тому же, большой работающий двигатель демаскирует танк громкой работой и сильной засветкой в инфракрасном диапазоне. В сети немало роликов расстрела хаотично бегающих в инфракрасных лучах человечков и беспомощно мечущейся техники, так что небольшой дизель-агрегат — отличный элемент тепломаскировки.

Отметим и ещё один важный момент: оба танка имеют в арсенале систему «Дубль». Она включает в себя пульт управления и монитор, которые стоят у командира танка и позволяют ему вести стрельбу из пушки и пулемёта. Раньше стрелять мог только наводчик.

Ещё раз отметим, что этот обзор нельзя рассматривать в контексте «что лучше». Т-72Б3 и Т-72БМЭ — не конкуренты, а предложения, нацеленные на разные рынки.

С одной стороны, Т-72БМЭ близок к уровню Т-72Б3 и Т-90. Эта модернизация не только повышает боевые возможности, но и продлевает срок службы бронированных ветеранов не менее чем на 25 лет. При этом разработчики изначально ставили перед собой цель вместе с повышением боевой эффективности снизить расходы на эксплуатацию. Выше мы убедились, что в этом танке есть очень интересные решения.

С другой стороны, если смотреть в сравнительную таблицу ТТХ, то там лучшим окажется Т-72Б3. В конструкцию этого танка внесено более 1000 улучшений. Он имеет успешный опыт эксплуатации в российской, белорусской и других армиях, а также применения в зоне боевых действий в Сирии. Но цена и, что важнее, отношение затрат к итоговому результату и потребностям небольших армий не позволяет Т-72Б3 закрыть сразу весь объём модернизации советских танков.

ak545

Пыль-дорога и следы на ней

Российский основной боевой танк Т-90 («Объект 188»)

Российский основной боевой танк Т-90 («Объект 188») был cоздан на ОАО «НПК «Уралвагонзавод»» в конце 1980-х – начале 1990-х годов как модернизация танка Т-72Б, под индексом Т-72БУ, однако был в 1992 году принят на вооружение Постановлением СМ России №759-58 от 5 октября 1992 г. под индексом Т-90, таким образом, он представляет собой последнюю модификацию машин легендарного семейства танков Т-72 – советских танков второго послевоенного поколения. Не претерпевая существенных компоновочных изменений, он воплотил в себе практически все лучшее, что было создано в отечественном танкостроении к середине 90-х годов XX века.

28 июня 1993 г., военный атташе посольства США в России сообщил в Департамент вооружений министерства обороны США, Вашингтон, округ Колумбия: «На полигоне Кубинка правительству России был представлен танк Т-90 с новым орудием и новой лазерной системой наведения нового поколения. Танк превосходит все мировые аналоги по дальности стрельбы и защищенности».

В танке Т-90 конструкторы реализовали новую философию боевой машины – сочетание нескольких уровней защиты и умных средств поражения. Новые приборы позволяют в любую погоду и время суток обнаружить и поразить противника раньше, чем тот успеет подойти на дистанцию стрельбы. Благодаря возможности стрельбы управляемыми ракета из ствола пушки, Т-90 обладает самой длинного рукой в танковом мире – рабочая дистанция 5 км. Впервые в мировой практике применен комплекс оптико-электронного подавления «Штора-1». Излучения инфракрасных прожекторов создают огромную засветку и дезоринтируют управляемые ракеты с командными полуавтоматическими системами наведения и лазерными головками самонаведения. При облучении танка лазерным лучом система информирует об этом экипаж и автоматически запускает в сторону излучения дымовую гранату, создающую непроницаемое для лазера аэрозольное облако. От ручных противотанковых средств пехоты и БПС защищает многослойная броня нового поколения дополненная встроенной динамической защитой.

По словам главного конструктора Владимира Ивановича Поткина, начавшего работать в Уральском КБ в 1976 г., танк Т-90 появился на свет благодаря огромному опыту отечественного и зарубежного танкостроения, правильно поставленной в конструкторском бюро системе контроля и сбора информации за войсковой эксплуатацией танков, а также тщательно проводимым многочисленным испытаниям, особенно на стадии приема танка на вооружение армии. Следует отметить одну немаловажную особенность танков Т-90: конструкция идеально приспособлена для непрерывного совершенст-вования боевых характеристик с минимальными затратами.

Программа испытаний Т-90 была построена таким образом, что прибывшим с завода машинам с самого начала предстояли едва ли не самые сложные испытания — пробег по трассе с твердым асфальтобетонным покрытием до полной выработки топлива. На бетонной трассе определялся запас хода на одной заправке. Танк заправляли «под завязку», включая две бочки на корме машины, которые включены в систему питания двигателя топливом (всего 1700 л). Ранним утром танк вышел на трассу, остановки — один раз в 4 ч, для смены экипажа, на 1,5-2 мин, не глуша двигатель, Во втором часу ночи все участники испытаний только и ждали, когда же он остановится. И вот, наконец, раскатистое урчание прекращается, на спидометре — 728 км (при заявленных 600 км). Конечно же, кроме мастерства механиков-водителей, это заслуга конструкторов и изготовителей опытного образца, которые добились оптимального сочетания параметров и регулировок моторно-трансмиссионной установки и системы управления движением танка. Аналогичных результатов в зарубежном танкостроении неизвестно.

Читать еще:  Шатун двигателя мотоблока своими руками

Во время проведения одного из ночных пробегов на 250 км имитировались условия эксплуатации танка при частичном повреждении силовой установки (утечка охлаждающей жидкости). Такая ситуация довольно реальна как в повседневной эксплуатации, так и в боевой обстановке, где особенно важно иметь запас надежности танка. Проведение испытаний было поручено механику-водителю, испытателю со стажем А. Шопову. В систему охлаждения двигателя танка было залито 35 л антифриза вместо 90 л положенных. Во время испытаний тщательно контролировались основные параметры работы силовой установки при выполнении задачи. И надо отметить, что двигатель танка Т-90 успешно выдержал этот сложный для него тест, отработав заданный программой ресурс на пределе температурного режима. Этот факт заставил окружающих несколько по-иному взглянуть на машину, все еще глубже прониклись уважением к ее разработчикам, создавшим эту надежную и на редкость неприхотливую машину.

Ресурс танка до капитального ремонта — 14 тыс. км, а танкам Т-90 пришлось «бегать» по бетонной трассе 3500 км, да и как бегать: средняя скорость движения составила 48-52 км/ч. Следует заметить, что испытания на бетоне являются наиболее тяжелыми для танка из всех пробеговых, так как твердое покрытие в сочетании с высокими скоростями движения оказывает наиболее высокое разрушающее воздействие на узлы и агрегаты танка.

Для 8-мичасового безостановочного пробега с включенной системой управления огнем обязательно выбирался сложный маршрут с бесконечными ямами и ухабами, на которых стабилизированное орудие танка от перегрузок то и дело становилось на гидростопор, был слышен нагруженный визг гидравлики стабилизатора пушки, масса которой достигает несколько тонн. Кроме этого, наводчик был обязан каждые 2-3 мин производить горизонтальный разворот башни танка в режиме «перебросочной скорости» на 360 градусов.

При испытаниях на проходимость по снегу в разгар лютой сибирской зимы Т-90 показал превосходные результаты, уверенно преодолевая протяженные снежные участки с глубиной снега от 1,1 до 1,3 м.

Трудными для танка были все этапы испытаний, но то, что ожидало его в пустыне Средней Азии, не идет с остальными ни в какое сравнение. Температура окружающего воздуха 45-50 град. в тени. На всем протяжении 100-километровой пробеговой трассы слой пыли в 10-20 см. Во время движения столб пыли за танком поднимался на несколько сотен метров, а от самого танка была видна лишь пушка и грязевые щитки гусениц. Зато след от него в пустыне был виден на десятки километров. По пылевому хвосту определяли, где находится танк, а видно его было за 40 км. Пыль была практически везде — При очистке пылесосом внутреннего объема танка от пыли, поступившей через открытые люки в ходе маршей, набиралось ее 5-6 ведер, и это за каждые 4-5 маршей.

За день танки преодолевали от 350 до 480 км, также отрабатывали, как и на бетонке, на всех видах топлива. Причем в военном округе, где проводились испытания, не оказалось керосина для двигателя танка Т-90. Был лишь керосин РТ (реактивное топливо), применение которого не разрешалось инструкцией по эксплуатации танка. После обсуждения совместно с представителями КБ было принято на свой страх и риск решение о пробегах на керосине РТ. Представители КБ явно рисковали, но, очевидно, были уверены в своем детище. Риск был еще в том, что очень большие нагрузки ложились на двигатель танка в условиях пыли и большой температуры окружающего воздуха, даже при эксплуатации на «родном», дизельном, топливе, а тут авиационный керосин. В тот раз все прошло на редкость хорошо и спокойно. Кстати, за все время испытаний танков Т-90 в пустыне средняя скорость пробегов составляла от 35 км/ч на бензине до 43 км/ч на керосине и дизельном топливе. И чтобы расставить все точки над этим вопросом, добавим, что средняя скорость эксплуатации танков (показатель, получающийся делением показаний счетчика километража на показания счетчика моточасов под нагрузкой) в строевых частях составляет 8-11 км/ч, а у нас за все государственные испытания она составила 28 км/ч.

Научиться хорошо стрелять из этого танка гораздо проще, чем научиться его хорошо водить. В принципе те несложные операции, которые выполняет наводчик, можно освоить за несколько тренировок, а практически все, что относят к искусству наводчика, взяла на себя установленная на танке система управления огнем (СУО), которая автоматически учитывает все необходимые данные для стрельбы, в том числе поправки, вызываемые отклонениями условий стрельбы от нормальных (таких, как направление и скорость ветра, барометрическое давление и температуру воздуха, температуру заряда, износ канала ствола пушки, боковой крен танка и др.) Вся задача наводчика сводится к тому, чтобы с помощью пульта наведения (в шутку называемого солдатами «джойстиком») вывести точку прицеливания на цель и нажать кнопку электроспуска для производства выстрела.

В ходе испытаний по определению огневых возможностей танка иногда и СУО заставляет относиться к себе очень и очень корректно. Во время стрельбы один из танков Т-90 стал совершать ничем неоправданные промахи. Проверка исправности СУО никаких дефектов не выявила, все функционировало нормально. Все были в недоумении. Лишь случайный взгляд командира танка на новый емкостной датчик ветра позволил объяснить неудовлетворительную работу СУО. Оказалось, все очень просто — экипаж допустил невнимательность и не был снят небольшой чехольчик с датчика ветра, а тот, естественно, находясь «в безветрии», требуемой поправки для СУО не отрабатывал. Этот эпизод приведен не случайно, ведь техника, какой бы она «умной» не была, все равно требует к себе профессионального, квалифицированного отношения, что позволяет гораздо шире использовать ее возможности.

Огневые возможности Т-90 значительно расширились с установкой комплекса управляемого вооружения для обеспечения уверенного превосходства над всеми существующими зарубежными танками по дальности поражения целей. Сильно бронированные цели на дальности до 5 км танк Т-90 поражает с ходу (до 30 км/ч) с большой вероятностью попадания первым выстрелом. За время государственных испытаний было произведено 24 пуска ракет на дальностях 4-5 км и все они попали в цель. Опять же, надо сказать спасибо конструкторам, создавшим эту «длинную руку». Одно дело, когда на выставке в Абу-Даби из танка Т-80У (имеющего такой же комплекс управляемого вооружения) опытный наводчик совершил 52 пуска управляемой ракетой на дальность 5 км и все ракеты попали в цель, и другое дело, когда на государственных испытаниях танка Т-90 все пуски ракет производились молодыми парнями, прошедшими предварительное обучение и не имевшими до этого абсолютно никакой практики стрельбы управляемой ракетой.

Ну а что может профессионал, было продемонстрировано на показе танка Т-90 одной из иностранных делегаций. Довольно опытный наводчик, выполняя упражнение стрельб, сначала с места поразил цель управляемой ракетой на расстоянии 4 км, а затем за 54 с движения со скоростью 25 км/ч поразил 7 реальных бронированных целей, расположенных на дальностях 1500-2500 м, а возвращаясь в исходное положение, передал управление огнем командиру танка, который в дублированном режиме стрельбой «с кормы» танка расстрелял еще 4 цели.

Стрельба из танка всегда впечатляет своей мощью, особенно она эффектна и наглядна в горных условиях, где цели как на ладони, кажутся совсем рядом, а до расположенных буквально за ними скал наверняка 3 км, не более. Однако при замере дальности лазерным дальномером, оказывается, что до этих скал минимум 6-7 км, а до целей — не менее 2,5 км. В таких условиях очень отчетливо видна траектория полета снарядов.

Также получилось, что, кроме трескучих морозов Сибири, невыносимой (для человека) жары и пыли Средней Азии, танку предстояло пройти через водные преграды глубиной в 5 м и 2 раза подняться на высоту 8000 м на борту транспортных самолетов ИЛ-76МД и Ан-124 «Руслан».

Сложными были испытания под водой. Танк заходил в водоем на глубину 5 м, выключался двигатель и в течение 1 ч экипаж через воздухопитающую трубу слушал в полной тишине, что происходило наверху за толщей воды. Такое длительное время пребывания под водой было необходимо для проверки качества герметизации элементов комплекса оптико-электронного подавления «Штора-1», которые находятся на башне танка. Хотя бояться под водой в принципе нечего, но на случай аварийного покидания танка экипаж был оснащен изолирующими противогазами ИП-5.

Один из самых ответственных этапов испытаний опытных образцов танков Т-90 — испытания на стойкость к воздействию противотанковых средств поражения, проводится обычно в завершении всей программы испытаний, так как после этого этана образец, как правило, дальнейшему использованию не подлежит. Для проверки характеристик защищенности по программе предусматривались испытания снарядным обстрелом и минным подрывом одного из опытных образцов. Начало было страшным для машины. Под одну из гусениц был заложен фугас, тротиловый эквивалент которого соответствовал наиболее мощным минам иностранных государств. Машина этот тест выдержала, т.е. была приведена в работоспособное состояние силами экипажа за установленное требованиями время. Затем танк был подвергнут жестокому снарядному обстрелу, причем «противник» бил по «слабым» местам. С каждым новым попаданием он становился все мрачнее, а после довольно приличного количества попаданий, стали отказывать системы и узлы, последним отказал двигатель.

Совсем другая судьба была у второго танка Т-90. Он прошел 14000 км, отстрелял гору боеприпасов, сменив за время испытаний два ствола к танковой пушке, и был отправлен на место своего рождения — город Нижний Тагил, где на него были установлены новые узлы и агрегаты для дальнейших исследований и испытаний.

Rodzilla

Но Рэнди Грабб — не единственный кастомайзер, который додумался поставить танковый дизель на дорожный автомобиль. В 2004 году примеру Рэнди последовал другой владелец автотюнинговой мастерской — Родни Ракер, построив хот-род Rodzilla — всё с тем же «родным» движком AV-1790−5B от M47 Patton. «Родзилла» получила название, слитое из фамилии создателя автомобиля и Годзиллы. Автомобиль получил кузов от Studebaker 1928 года — в отличие от Грабба Ракер — классический хот-род-мейкер и использует настоящие кузова старинных автомобилей. Кузов — ржавый и помятый — нашли на какой-то свалке, говорит Родни. Получилось грубовато, но мощно, ничего не скажешь.

Вот тут Родни Ракер рассказывает о своём шедевре:

Примечания

  1. 123 Танковый двигатель // Военный энциклопедический словарь / Пред. Гл. ред. комиссии С. Ф. Ахромеев, и. о. глав. ред. С. Г. Шапкин. — 2-е изд. — М .: Воениздат, 1986. — С. 730. — 863 с. — 150 000 экз.
  2. 12 Танковый двигатель // Словарь военных терминов / Сост. А. М. Плехов, ред. С. Г. Шапкин. — М .: Воениздат, 1989. — С. 292. — 335 с. — 65 000 экз. — ISBN 5-203-00175-8

Спор в режиме цейтнота

Учитывая значение контракта и традиционное военно-техническое сотрудничество с Индией, российские военные обратились в Барнаул на завод «Трансмаш», где был разработан дизель, получивший наименование КД-34. Когда челябинцы решили предложить свою альтернативу, работа в Барнауле шла полным ходом. Но испытания мотор не выдержал, хотя предконтрактная работа уже велась, и в документах значился танк Т-90С именно с этим двигателем.

— Шел 1998 год, кроме энтузиазма и идей у нас ничего не было за душой, — вспоминал Платонов. — На «Уралвагонзаводе» в Нижнем Тагиле я встретился с начальником Главного автобронетанкового управления Минобороны России Сергеем Маевым, рассказал ему о намерении участвовать в создании 1000-сильного двигателя В-92С2. Надо было видеть, как посмотрел на меня Сергей Александрович: еще, мол, один мечтатель появился у нас. Потом нехотя согласился: занимайтесь на свой страх и риск — денег на эту работу у военных нет.

Нужно было не только менять конструкцию узлов и деталей базовой модели, но и подбирать новые материалы, отмечал Платонов. Выдающуюся роль в этом сыграли главный конструктор Владимир Гордеев, его заместители Виталий Федоров и Владимир Егоров. До последних дней жизни консультантом проекта был лауреат Госпремии, Герой Соцтруда Владимир Бутов, под чьим руководством ранее создавалось немало известной в стране дорожно-строительной техники.

Споткнулись на гильзо-поршневой группе дизеля. Она обеспечивала его работоспособность при мощности 1000 сил. Между тем тенденция была очевидна: дальнейшее развитие бронетехники потребует большую мощность силовой установки. Зачем моделировать «слабые звенья»? Владимир Гордеев предложил заменить стальную гильзу чугунной, но коллеги не были единодушны. Стальная гильза казалась надежнее, к этому решению шли эволюционно, создавая предыдущие моторы, а времени на долгие испытания новых идей не оставалось: барнаульские дизели хотя и ломались, но уже стояли в танках. Позиция Гордеева, тем не менее, взяла верх: сделали ставку на преимущества технического рывка.

Первые успехи стендовых испытаний обнадеживали, но В-92С2 мучили течи масла. Возросла мощность — повысилось давление. Принялись менять конструкцию ряда деталей. Опять в условиях жесткого цейтнота.

Читать еще:  Что такое капсулирование двигателя

КД-34 зарекомендовал себя не с лучшей стороны, а В-92С2 еще не успел пройти положенные этапы испытаний, и в этой обстановке, отмечал Платонов, высокую ответственность проявил генерал-полковник Сергей Маев, разрешив отправить на юго-восточные рубежи танки Т-90С с челябинскими двигателями, еще не принятыми на вооружение в российской армии.

— Нам было известно, что проверки на живучесть будут проходить в очень сложных климатических условиях, — подтверждал директор предприятия. — Но каких — даже не могли предположить.

История легендарного танка Т-34 — технологический провал и роль США в помощи СССР

Долгое время нас кормили мифами, что советское оружие было самыми прогрессивным и совершенным, ведь в противном случае как бы СССР выиграл Вторую Мировую войну? Но после развала Союза всплыли новые факты и оказалось, что советское оружие, мало того, что не было самым совершенным, так еще и не являлось в полной мере «отечественным».

Ситуацию с вооружением в Советском Союзе в довоенное время можно охарактеризовать как «гнать количество в ущерб качеству». Несмотря на то, что огромное число заводов работало исключительно на армию, конечный результат оставлял желать лучшего.

Неэффективная социалистическая экономика, значительная технологическая отсталость приводили к значительному проценту брака и систематическому невыполнения плана. Например, Наркомат Боеприпасов (НКБ) должен был выпустить в 1940 году 5,7 млн железных гильз вместо латунных артиллерийских. Не отработав технологический процесс, НКБ изготовил за 9 месяцев всего 1 млн 117 тыс. железных гильз, из которых 963 тыс. пошли в брак, то есть процент отбраковки превысил 86,2%. И это лишь один пример. На самом деле, такая ситуация наблюдалась по многим производствам.

К слабой технической оснащенности заводов, неспособных выпускать качественный продукт, добавлялась и неудовлетворительная работа инженерных отделов, проектировавших отдельные компоненты конечного изделия. Так, осенью 1942 года американские инженеры оценивали конструкцию одного из советских Т-34. Выводы были категоричные: «Проверили воздухоочиститель. Только саботажник мог сконструировать подобное устройство. Фильтр с механической точки зрения изготовлен крайне примитивно: в местах точечной электросварки металл прожжён, что ведет к вытеканию масла».

В то же время, нельзя не отметить, что некоторые образцы и компоненты вооружения были достаточно прогрессивными на то время. Но в целом стремление советских гениев инженерной мысли к инновациям на фоне общей технологической отсталости СССР приводило к тому, что советская промышленность производила некий аналог «титановой лопаты с ручкой из соломы»: некоторые компоненты вроде как задуманы очень хорошо, однако нормально копать такой лопатой невозможно.

Примечательно, что к концу войны качество советского вооружения заметно повысилось. Тому способствовали несколько факторов. Во-первых, советские конструкторы смогли более тщательно выявить недостатки своих изделий на основе имевшегося боевого опыта. Во-вторых, свою лепту в совершенствование внесли иностранные специалисты. В-третьих, поставки огромного числа высокотехнологических американских и британских станков и различных материалов по ленд-лизу позволили заметно поднять качество производства на советских заводах. Об этом наглядно свидетельствует история совершенствования танка Т-34, самого массового и легендарного танка II-й Мировой войны.

Две версии одной «легенды»

Необходимо заметить, что под легендарной «тридцатьчетверкой», дошедшей до Берлина, подразумевается танк Т-34-85, и именно эта версия установлена в виде мемориала на многих постаментах в городах и селах. Однако Т-34-85 начали серийно производить лишь в 1944 году, а в войну с Германией Советский Союз вступил с танком Т-34-76, который и принял на себе основную тяжесть жестоких боев, в том числе и на Курской дуге. От Т-34-85 этот танк отличался меньшей башней, менее мощным вооружением, а также множеством инженерных и производственных дефектов.

Танк Т-34-76, который выпускался советской промышленностью с 1940 по 1944 год. Оснащен 76-миллиметровым орудием

Если говорить о технической стороне Т-34-76, то среди важнейших достоинств – высокая удельная мощность двигателя, рациональные углы наклона брони, мощное (на то время) вооружение, большой запас хода, малое удельное давление на грунт. Сюда же можно добавить простоту конструкции, облегчавшую массовое производство Т-34, их обслуживание и ремонт в полевых условиях.

Вместе с тем, специалисты называют сразу целый перечень недостатков, которые, как правило, отсутствовали в немецких и американских танках. Например, отсутствие продувки ствола после выстрела и недостаточная вентиляция боевого отделения приводила после нескольких выстрелов к заполнению башни пороховыми газами, от которых заряжающий мог потерять сознание.

В первой версии «тридцатьчетверки» не было вращающегося основания, поэтому заряжающий, при повороте башни вынужден был семенить ногами по боеукладке. Отсутствие радиосвязи между советскими танками приводило к уменьшению эффективности применения самого танка. Если к началу войны большинство немецких танков было радиофицировано, то советские машины либо имели только приёмники (передатчик был лишь на командирском танке), либо не имели радиосвязи вовсе.

Отвратительно была выполнена и трансмиссия. Коробка перемены передач поначалу не имела синхронизации с ведущим валом, поэтому для переключения передачи приходилось использовать кувалду (которая находилась под рукой механика-водителя), либо регулировать скорость изменением оборотов двигателя.

Танк Т-34-85, в отличие от ранней версии, обладает более мощным орудием, кроме того, значительно расширена башня

В Т-34 был установлен прогрессивный высокоэкономичный дизель авиационного типа В-2. Применение дизельного двигателя должно было обеспечить меньшую пожароопасность в сравнении с бензиновым. Но как показали боевые действия, пары солярки под воздействием высоких температур, возникающих при попадании снаряда, взрываются и горят не хуже бензина. Кроме того, снова сыграл свою негативную роль инженерная «близорукость». Дело в том, что на Т-34 топливные баки были расположены прямо в боевом отделении, что приводило к неизбежности пожара при попадании туда снаряда. В то же время на германском T-III топливные баки разместили в моторном отсеке, который был отделен от боевого отделения противопожарной перегородкой.

Бой вслепую

Но один из самых главных недостатков Т-34-76 — слабая обзорность из башни танка. Экипаж просто не видел, что творится вокруг. А ведь кто раньше увидел врага — тот быстрее поразил цель. Кроме того, из-за тесноты башни, унаследованной от танка БТ, командиру приходилось исполнять обязанности наводчика, поскольку в башне помещались только двое: заряжающий и командир. Из-за этого наблюдение за полем боя на время прицеливания прерывалось, а в это время всякое могло произойти.

В воспоминаниях немецких танкистов такая проблема Т-34 упоминается достаточно часто, поскольку на поле боя она приводила к катастрофическим последствиям для советских танков. Об этом можно судить из воспоминаний Р. Риббентропа (сына министра иностранных дел Германии Иоахима Риббентропа), воевавшего на T-IV под Прохоровкой. Немецкий танк, находившийся в самой гуще советских танков, вел по ним огонь, подбив при этом 14 целей, но так и не был обнаружен советскими танкистами. «Потери моей роты оказались на удивление невысокими. Полностью были потеряны лишь те две машины, гибель которых я видел в самом начале боя. В двух остальных ротах полностью потерянных машин не было. В нашей полосе обороны было больше сотни подбитых русских танков».

Удивительно, но о том, что «легендарный» Т-34 содержит множество врожденных детских болезней, военные знали еще до войны. В мае 1941 года генералитет настаивал на снятии машины с производства и создании нового танка с лобовым бронированием корпуса и башни толщиной 60 мм; торсионной подвеской; увеличенным диаметром погона башни и командирской башенкой с круговым обзором. Но дело тормозилось проблемами с отработкой дизеля. При том что и дизель В-2 в Т-34 был крайне надежен.

Небольшой ресурс хода приводил к тому, что до войны танки Т-34 ставили в консервацию, стараясь сохранить ресурс, а экипажи обучали на БТ-7 или даже устаревшем Т-26. В результате к началу войны было подготовлено не более 150 экипажей для танков Т-34. После начала войны обучиться в короткий срок на новую машину не предоставлялось возможным. Поэтому высокие потери Т-34 обусловлены, в том числе, и неумелыми действиями экипажа.

Т-34 внутри. Слева — рабочее место мехиника водителя, справа — стрелка- радиста

Через два года после начала войны мнение советских танкистов о Т-34 не изменилось, об этом можно судить по письму командующего 5-й гвардейской танковой армией П. Ротмистрова к Г. Жукову в августе 1943 года: “…Приходится с горечью констатировать, что наша танковая техника, если не считать введение на вооружение самоходных установок СУ-122 и СУ-152, за годы войны не дала ничего нового, а имевшие место недочёты на танках первого выпуска, как то: несовершенство трансмиссионной группы (главный фрикцион, коробка перемены передач и бортовые фрикционы), крайне медленный и неравномерный поворот башни, исключительно плохая видимость и теснота размещения экипажа, являются не полностью устранёнными и на сегодня…”.

Заокеанские рекомендации

Из-за неудовлетворительных технически характеристик Т-34 советское руководство обратилось за помощью в модернизации танка к США. В декабре 1941 года танк Т-34 был передан американцам для всесторонних испытаний и разработки рекомендаций по усовершенствованию.

После тщательных испытаний Т-34 на Абердинском полигоне американские специалисты сделали очень неприятные выводы. «Средний танк T-34, после пробега в 343 км, полностью вышел из строя, его дальнейший ремонт невозможен. Водозащита корпуса Т-34 недостаточная, в сильные дожди в танк через щели натекает много воды, что ведет к выходу из строя электрооборудования. Сварка бронеплит корпуса Т-34 грубая и небрежная. Мехобработка деталей, за редким исключением, очень плохая. Все механизмы танка требуют слишком много настроек и регулировок».

Еще более удивила американских экспертов трансмиссия. Как оказалось, она была в точности скопирована с устаревшей американской конструкции, разработанной еще в 1920-е годы. Общий вывод звучал безапеляционно: «Мы считаем, что со стороны русского конструктора, поставившего такую трансмиссию в танк, была проявлена нечеловеческая жестокость по отношению к водителям».

А ведь в США был отправлен не рядовой танк, а один из пяти специально собранных «эталонных» Т-34. В результате американцы предложили СССР множество собственных технологий для модернизации Т-34.

С весны 1943 года на Т-34 начали устанавливать модернизированную КПП, что существенно облегчило работу механика-водителя. В том же году на все танки стали устанавливать вполне современные радиостанции 9Р и переговорные устройства ТПУ-3бис.

Танк М4 «Шерман». Около 7 тыс. таких танков СССР получил по ленд-лизу

Помощь по ленд-лизу

Одна из проблем советского вооружения была в том, что даже в случае появления прогрессивных инженерных разработок технологическая отсталость производства в СССР просто не позволяла реализовать их на практике. Например, завод № 183 в Нижнем Тагиле, крупнейший производитель танков во время войны, не смог перейти на выпуск Т-34-85, поскольку не было оборудования для обработки зубчатого венца башни диаметром 1600 мм. Чтобы освоить производство, СССР попросил доставить по ленд-лизу новые карусельные станки из Великобритании и США.

И такие случаи были распространены повсеместно. Один американский инженер, посетивший в конце 1945 года Сталинградский тракторный завод, обнаружил, что около половины станков на данном предприятии были поставлена по ленд-лизу.

Кстати, помимо станков, по ленд-лизу поставляли и готовое вооружение. Из США в СССР доставили 7057 танков и САУ, из Британии и Канады — 5480. О боевых возможностях американских танков М4 «Шерман» свидетельствует тот факт, что ленд-лизовские машины поступали на вооружение только гвардейских дивизий.

Советский ас Александр Покрышкин рядом со своим истребителем Р-39N «Airacobra»

Также по ленд-лизу поступило свыше 15 тыс. американских самолетов, а также около 3,5 тыс. британских. К концу Великой Отечественной войны американские машины Р-39N и Р-39Q являлись основными истребителями, которые СССР получал по ленд-лизу. Именно на истребителе Р-39N «Airacobra» легендарный советский ас Александр Покрышкин уничтожил свыше полусотни вражеских самолетов.

Количество победило качество

Сказать, что «легендарная тридцатьчетверка» была лучшим танком Второй Мировой — означало бы сильно приукрасить ситуацию. По сути Т-34 представлял собой «сборную солянку» из узлов и агрегатов, скопированных с зарубежных прототипов конца 20-х – начала 30-х годов ХХ века. Например, ходовая часть — от американского танка «Кристи», двигатель — копия BMW-VI, который немцы ставили на бипланы ещё в середине 20-х», многие другие агрегаты заимствованы у британцев и итальянцев. К устаревшим, с технологической точки зрения, компонентам надо также добавить ужасающе низкое качество производства.

Сборка Т-34-85 на Челябинском танковом заводе

И все же Т-34 стал самым массовым танком WWII. Военная промышленность СССР выпустила столько танков, что у Германии не хватило на них снарядов. Его простая и бюджетная конструкция позволила производить эти машины высокими темпами и в огромных количествах. Всего за годы войны было выпущено свыше 35 тыс. Т-34, в то время как всех модификаций немецкого Т-IVв Германии собрали менее 9 тыс.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector